Рабочий день длиною в месяц

Патюков Яков Николаевич

Патюков Яков Николаевич
в отделении анестезиологии и реанимации
НОБ №2

33 дня в «красной зоне» — госпитале для зараженных коронавирусом — провел заведующий отделением анестезиологии и реанимации Нижневартовской окружной больницы №2 Яков Патюков. Позади – огромная работа по организации реанимационного отделения в госпитале, затем круглосуточная лечебная работа с редкими минутами отдыха, десятки выздоровевших пациентов. И, конечно, бесценный опыт в новых условиях. Сейчас Яков Николаевич находится в изоляции, на карантине, где обобщает приобретенную информацию, которая, несомненно, поможет другим медикам бороться с опасной инфекцией. Некоторыми аспектами работы в экстремальных условиях Яков Николаевич поделился с газетой «Местное время».

— Напряженная работа началась, когда стали поступать первые больные. И дело не только в нагрузках. Мы столкнулись с трудностями, с которыми сталкивается каждый, кто начинает с нуля. Прежде никогда не было структурной единицы по работе с коронавирусными больными. Никто определенно не знал, как точно диагностировать болезнь, как выявить показания для пребывания в реанимационном отделении и, тем более, чем правильно лечить. До сих пор по этому поводу много споров, а уж тогда было и вовсе непонятно. Мы привыкли работать по стандартам, по знакомым схемам, отработанным годами, а тут не было ни клинического опыта, ни однозначных рекомендаций, ничего! Временные рекомендации Минздрава обновлялись каждую неделю. Только успевай изучать! Например, составляя заявки для аптеки, я не знал исходно, какие препараты понадобятся. И только на второй неделе пришло понимание, какие лекарства работают, а какие бесполезны, невзирая на теорию.

Психологическое и физическое напряжение сначала были очень высокими. Подобное я испытывал, пожалуй, только в армии, заведуя медслужбой танкового полка. Затем темп нормализовался, пришло понимание, что это за заболевание, и как с ним справляться. А главное, что можно справляться! Стоит «вытащить» одного больного, все уже не кажется таким безнадежным.

В первые дни, в основном, пациенты поступали с тяжелыми формами внебольничных пневмоний, на поверку не связанными с коронавирусом. Однако, мы с первых дней работали в защитных костюмах. Когда поступил первый covid-больной, испытали психологический дискомфорт – никто до конца не осознавал, насколько вирус заразен, насколько смертелен, и действительно ли средства защиты защищают. Возник определенный порог, но ненадолго. Ведь медик – это всегда исследователь. Для нас было важно понять, как протекает болезнь. А поскольку поступали пациенты с разными стадиями, то клиническая картина сложилась довольно быстро. Исходно, инфекция напоминает обычное ОРВИ: боль в горле, покашливание, температура, слабость. Единственное, что характерно для коронавируса, это исчезновение запахов. Аносмия на первых этапах — всемирно признанный диагностический критерий. Потом симптомы нарастают, лихорадка усиливается, появляются одышка, тошнота, жидкий стул. При этом, больной испытывает сильнейшую усталость, разбитость. На 9-10 день наступает кризис, кислородное голодание, человек задыхается и его, в самых тяжелых случаях, приходится подключать к аппарату ИВЛ. Выздоравливают и восстанавливаются после вируса очень долго. Им легко заразится и заразить других. И прежде всего, это касается медицинских работников. Особенно большой риск для реаниматологов и медсестер-анестезистов, потому что мы выполняем такие процедуры, как например, интубация, катетеризация вен, санация дыхательных путей, во время которых необходимо находится очень близко к больному. Но мы сразу выбрали верную тактику работы с пациентами, благодаря которой на данный момент никто из медиков не заразился, а качество реанимационной помощи даже улучшилось.

Для своих пациентов мы старались создать максимально комфортную среду. Моя позиция – стать для пациента другом, быть предельно правдивым, насколько возможно — открытым. Взаимоотношения «врач-пациент» подразумевают доверие и исключают иерархию, потому что цель одна – выздоровление. С covid-пациентами все точно так же. Я знаю, что люди, далёкие от медицины, с настороженностью относятся к людям, переболевшим коронавирусом. Но я со всей ответственностью заявляю, что вылечившийся человек абсолютно никакой опасности не представляет.

Были и трогательные моменты. При выписке пациенты искренне нас благодарили, говорили теплые слова, угощали фруктами. С благодарностями звонили их родные. Понятно, что заболеть этой новой инфекцией страшно, а вылечиться – здорово, поэтому эмоций было предостаточно. Ощущалась и активная поддержка горожан: жители и целые организации передавали нам гостинцы, подбадривали. Спасибо всем огромное! Моё прощание с коллегами тоже было душевным, ведь за это время мы стали одной семьей: работали плечом к плечу, в перерывах тесно общались, говорили и о работе и о жизни, пели песни под гитару.

По большому счету, для меня этот месяц прошёл в одном большом рабочем дне. Я специально с головой погрузился в изучение болезни, даже в минуты отдыха постоянно пересматривал компьютерные снимки, анализы, листал истории болезни. Рассматривал работу в госпитале как уникальный шанс приложить свои навыки, знания к этой, свалившейся на нас неизведанной реальности, проявить свою способность отвечать на любой вызов. Занимался этим с огромным удовольствием и приобрел колоссальный багаж. Не только знаний и опыта, но и уверенности в себе и всей нашей команде.

Наше городское здравоохранение оказалось более подготовленным к эпидемии, чем в других регионах и даже в столице. Потому что у нас было время создать базу и продумать действия, так как первые больные появились в Нижневартовске позже, чем где-либо. И к их приему уже был готов современный укомплектованный госпиталь, сформирована команда специалистов. Сейчас в день поступает по 10-15 человек, и я не понимаю людей, которые пренебрегают мерами предосторожности, не защищают себя в общественных местах, продолжают собираться большими компаниями, ходят без масок. Каждый из них уверен, что его болезнь не коснется. Но это не так. Коронавирус имеет такую высокую контагиозность, то есть способность передаваться от человека к человеку, что заразиться им можно просто столкнувшись с незащищенным человеком в магазине или в автобусе. Когда ты две недели проводишь у постели одного пациента, чтобы поставить его на ноги, с ужасом представляешь ситуацию, когда поступит сто или пятьсот таких больных.

Хочу, пользуясь случаем еще раз обратиться ко всем. Прошу вас, люди, поймите наконец, насколько все серьезно! Поберегите себя, поберегите друг друга и нас, медиков!

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт защищен reCAPTCHA и применяются Политика конфиденциальности и Условия обслуживания Google.